Главная
Картины
Биографии
Статьи
О живописи
Контакты
Ссылки

Rambler's Top100
Впечатление Света. (об А.Г. Лысенко)

                                Статья профессора Армандо Верджильоне об искусстве А. Г. Лысенко.

  Вдали огромное здание, со множеством подъездов вдоль улицы, построенное для художников. Каждый из них в своей узкой мастерской научился не только сливаться с судьбами России и планеты, но и определять свое будущее, изображая их на полотне. Таких домoв множество, в различных, чаще отдаленных районах Москвы. И художников очень много. Почти никогда художнику не удастся достойно содержать свою семью. В возрасте 83 лет Андрей Лысенко живет в Абрамцево, поселке художников не очень далеко от Москвы. Однако работы, собранные в его Московской мастерской, свидетельствуют о более, чем 60-летнем творчестве в разных точках страны: от Ростова до Самарканда, от Петербурга до Черного моря, от реки Кубань до Москвы.   

 

Рисунки, продолжающие те, что ребенком рисовал угольком на стенах дома или на бумаге первыми карандашами и первыми красками, купленными мамой. Бумага, картон, листки, полотна. Стены и шкафы маленькой мастерской заполнены работами. Каждое произведение фиксирует и описывает кусок истории и политики России, кусок неба или моря, кусочек холма или равнины в бесконечном сказочном свете. Свет не приходит со стороны слушателя оперы. Приходит с другой стороны. Приходит из вечности мгновения. Приходит из другого времени, которое требует жертвы? (la piega). Встречный свет высвечивает процесс воспевания жизни через его письмо. Письмо света. Письмо живописи. Письмо пути цивилизации. Каждое произведение настаивает на впечатлении. На впечатлении света, на его впечатлении. На цифратуре праздника. Импрессионизм А.Лысенко в этом: жизнь пишется и прославляется. Реализм не социалистический, невозможный, установленный властью, а продиктованный этикой. Конструктивизм помогает впечатлению: идея действует, потому что жизнь пишется. И остается. Творчество А.Лысенко остается. Отданное, в его радостной торжественности тому, кто способен будет услышать и прочесть через него небо и землю. Дома, города, реки, горы, поля, климат, эпохи, люди появляются здесь, как способ выражения вечного, а не как сюжеты живописи. Даже "Забытый художник" (1982), который является автопортретом. Напротив, создает портрет живописи и своего романа. Никакой жалобы. Никакого требования. Кисти. Руки, сложенные крестом. Интенсивное освещение. Решимость. Уверенность. В живописи Андрея Лысенко каждый элемент гражданской, политической, интеллектуальной жизни, каждый кусочек земли и неба, каждая деталь местности, любое проявление опыта, любой жест войны, мира или революции, короче говоря, все участвует в прославлении жизни через живопись. Праздник. Чествование. Радость, все изучено, записано, отмечено. Каждый раз А.Лысенко несет к свету все элементы истории и политики, города и учреждения. К свету. К слуху. К судьбе (пониманию). Вглядитесь в "Пионерку" 1952 г. : Paleph указывает, что квадрат невозможен и что из отверстия пробиваются как краска, так и свет, как полное слияние. Также и в произведении 1953 г., озаглавленном "Весной" геометрия невозможна, так что программа, созданная из света, то есть из слышимого, происходит от диаграммы. И в "Дожде" того же 1953 г., пейзаж - это уже описание жизни, почти сага цивилизации. Также в "Труженике целинных земель "(1955) из невозможного квадрата рождается интеллектуальное путешествие. Посмотрите "Разбивающаяся волна" 1958 г.: и заметьте, насколько эта живопись созвучна тем же рисункам Леонардо. Прочтите "Солнечный день" (1960), великолепный и грандиозный шедевр: женщина, стол, корзина с фруктами, открытая книга, ваза с цветами, два окна, сад, с двух сторон - свет, его распределение, его подчерк, исполнение. Остановитесь под "Яблонями в цвету"1961 или под "Берегом, освещенном солнцем" 1968 г. И вы убедитесь, что даже чудо изображается. До парадигмы славы. 

Прочтите каждое произведение этой книги искусства. Что многие сожалеют о книгах, что их не написали. Я жалею о книгах, которые не прочитал. "Как сказал Китс, прекрасное остается радостью навсегда. Другое дело молодежь, которая хочет быть интересной или несчастной, или несчастные герои русского романа. В моем возрасте у меня пропало желание быть Гамлетом или Раскольниковым. Я - Борхес, и иногда это трудно…" Особенно пророческим кажется предупреждение о войне ("политики настолько безумны, что третья мировая война не возможна") и последний штрих : "Я могу умереть в любой момент, но живу, думая, что я бессмертен".

 All rights reserved. Spirali Vel. 1998. 

 

 
< Пред.   След. >
  • Russian
  • English
A173F8DAC975-2.jpg