Главная
Картины
Биографии
Статьи
О живописи
Контакты
Ссылки

Rambler's Top100
Интервью с художником В.С. Терещенко.

                                                                  МЕЖДУ КАННАМИ И КАНСКОМ.

                                           Журнал "Столичный Депутат". Январь-Февраль 2009 года.

Свыше тысячи его картин находится в частных коллекциях и музеях Италии. Он слушал великого Святослава Рихтера не в зале консерватории, а в тесной комнатушке своей наставницы, сидя от мастера на расстоянии вытянутой руки. На его счету свыше сотни художественных выставок в стране и за рубежом. Он терпеть не может рестораны, но с большим удовольствием сыграет для своих гостей на балалайке или гитаре. И это все о нем, художнике Валентине Терещенко. В советские времена любили писать и рассказывать о рабочих династиях, но почему-то забывали о творческой интеллигенции. Легче перечислить, кто в известной своими традициями семье Терещенко-Лысенко не пишет картины. Жена Любовь выросла в мастерской отца, заслуженного художника России Андрея Гавриловича Лысенко. Сын Андрей в шесть лет пошел в художественную школу. Пятилетний внук Митя на своей первой «персональной выставке» удивился, почему его работы не в красивых рамах, как у деда и отца. Валентин Степанович в разговоре часто приговаривает: «У нас в Каннах!». Так в шутку он называет родной город Канск, в котором прошли его детство и юность. В последние годы вместе с женой он подолгу работает в Италии и Франции, путешествуя между Каннами и Канском. Недавно Валентин Терещенко и Любовь Лысенко радушно встретили в своей мастерской журналистов «Столичного депутата». Разговор, как водится, пошел не только об искусстве.

Валентин Степанович, в известной коме­дии -По семейным обстоятельствам» мама рекомендует сыну-художнику писать пейзажи старой Москвы. В вашей жизни были подобные работы?—Да, раньше я писал такие картины, но со време­нем мои жанровые пристрастия изменились. Как ска­зал античный философ — все течет, всё изменяется... художник. как любой творец, проходит через определённые этапы творчества. Ожесточенные споры об архитектурном облике Москвы идут с переменным успехом. 11ужныли современной столице гигантские небоскребы и многочисленные новоделы взамен старых ку­печеских особняков? Тяжелая и больная тема! Мало кто задумыва­ется, что. возводя на месте старинных улочек и особняков современных «монстров», мы, словно сталь­ным гигантским ластиком, собственными рука­ми стираем нашу историю. Один взмах — и нет пары веков. Только ЧТО после себя оставим? Никто не спорит о целесообразности расширения столицы, но медь все надо делать осторожно, не нарушая сло­жившегося архитектурного облика. Словно верну­лось недавнее прошлое, когда надо было до основания разрушить, а потом...Бережному отношению к истории надо поучиться у европейцев. Нам с женой часто приходится бывать за границей. И мы видим, с каким пиететом те же ита­льянцы или французы относится к застывшей в кам­не живописи. Реставрацию выполняю г так, чтобы еще больше подчеркнуть возраст строения, памятника. Не потому ли Рим  называют Вечным городом?И дело не только и не столько в архитектуре! По­добное отношение накладывает отпечаток на все сфе­ры современной российской действительности. От­куда взяться душевной стабильности в жизни людей, когда сносятся старинные дома, в полном смысле памятники зодчества? И люди чувствуют это на уровне Подсознания, живут одним днем! Иной раз народная молва приписывает -людям творческих профессий оригинальность мыслей. поведения и поступков! Что это — домыслы обывателей или зависть окружающих к несо­мненно одаренным людям? Эго просто увлеченность своими замыслами, идеями, задумками, мыслями. Увлеченность — вполне естественное состояние художника, писатели или скульптора! Когда человек не идет, а словно летит на крыльях, не обращая внимания па окружающую действительность. Видимо, такое состояние души даёт повод для подобных мыслей. Вспомните свои ощущения во время первой любви!? Примерно, то же самое!А как насчет того, что художник иначе видит окружающий  мир?Дело в том, что художник замечает и запомина­ет индивидуальные особенности предметов, объектов или явлений, на которые простой человек не об­ращает внимания Своею рода трехмерное, объем­ное изображение вместо плоской панорамы. Вспом­ните разговор Шерлока Холмса и доктора Ватсона в знаменитом фильме советской постановки. Они каждый день поднимались в дом по одной и той же лестнице! Но доктор, в отличие от сыщика, так ни­когда и не сосчитал  количество ступеней, не запомнил — какая из них издает неприятный скрип. Вот вам и особый взгляд! Я бы сказал, что художник ви­дит мир тоньше. —Тоньше?!    Видит. казалось бы. обыденном предмете кра­соту, подмечает особенности и необычность освеще­ния, причудливые тени. Да мало ли что еще? Мастер добавляет свои ощущении в это божье создание и по­лучается произведение. Благодаря его стараниям, остальным людям становятся доступны скрытые и незаметные в ежедневной суете особенности бытия.Значит, особый взгляд все-таки существует?Скорее не взгляд, а мироощущение и восприятие... Известные  и модные скульпторы, живописцы и архитекторы по нынешним време­нам — весьма обеспеченные люди. Так каким же должен быть настоящий мастер- вечно голодным и недовольным жизнью или сытым и благодушным? Это рассуждения людей весьма далеких от искусства. Истина как всегда находится где-то по­середине. Художник должен меньше думать о том. как добыть хлеб насущный и больше о том, как решить на холсте свою творческую задачу. Давайте вспомним историю. Леонардо да Винчи, Тициан, Веронезе вечно жили при дворах монархов и местных аристократов. Сурикову красноярские купцы платили пенсию. Чайковский жил на пожертвования своих поклонников. Голодный, как вы изволили  выразиться, творец просто не сможет сосредо­точиться на работе, на добром, вечном, красивом, не затронет своими творениями тонкие  струны души человека.Недавно довелось  побывать в гостях у известного коллекционера. На стене висит гениальнейшая работа — "Завтрак  на траве». Но фамилия этого ху­дожника кому известна? Вот такая гримаса судьбы! Видимо все силы и талант ушли па сражение с жизнью.Поэтому миф о голодном и талантливом мастере скорее на совести пишущей братии! Но именно жур­налисты могут сделать художника и известным. Здесь как раз уместен афоризм: «Талантам нужно помогать, бездарности пробьются сами!» Каждый художник по-своему ищет атмосферу для вдохновения. Великий Рерих, например, любил горы. А что Валентину Терещенко помога­ет творить?Мне кажется, что вдохновение зависит от нашего воспитания. Мировоззрение человека формирует­ся в детском возрасте. Потом идет только переосмыс­ление и насыщение. Поэтому мое вдохновение — родное Отечество, малая Родина, наше с вами бытие, где все близко, дорого и знакомо. Находясь за границей, во Франции, Италии или других странах, пишу только Россию. Кстати об Италии! Говорят там потрясающе красивое небо! Правда? Красивое! Но отвечу словами Сергея Есенина;Бели кликнет  рать, святая; «Кинь. ты Русь, живи о раю!» Я скажу: «Не надо рвя. Дайте- Родину мою». - Какая манера письма вам больше импони­рует: фотографическая  точность Верещагина или расплывчатые, нечеткие контуры импрессионистов?         Так вопрос ставить нельзя.  Неправильно!    Давайте поставим правильно!- Невозможно сравнивать несопоставимые поня­тия. Каждый поёт песню своим языком, и  все они хо­роши. В мире много прекрасных художников,  и интересны они потому, что разные.  Но самая любимая ма­нера -  моя!    Ильф и Петров вместе писали книги, братья Райт - строили самолеты. В нашей биогра­фии случалось совместное творчество?- Один раз. Влиятельные и известные люди заказали семейный портрет. Позировать отказались, прислали фотографию.  По ней с сыном Андреем  и писали, как говорится -   в четыре руки. Работали кругло­суточно. Сильно устали, но работой остались  довольны не только заказчики, но и мы.-Русские художники-авангардисты начала XX века сегодня весьма ценятся на западных аукционах.- Каждый решает свои задачи в искусстве…- Вам посчастливилось написать портрет Василя Быкова. Чем запомнилась встреча со знаменитым писателем? Где еще повстречаешь земляка как не в далеких краях? Встретились совершенно случайно в 2000 го­ду в Италии. Смотрю и вижу до боли знакомое лицо. Василь шел с женой. Поздоровались, разговорились. Я напомнил ему  о нашей первой встрече в Минске. Он переживал нелегкие времена. Из Белоруссии вынужден был уехать, жил в Финляндии. Чехии, Германии. Издатель не заплатил гонорар за  изданную книгу.  И тогда я предложил написать  портрет, который отправ­лю в один из белорусских музеев. Василь Быков стара­тельно позировал четыре дня, читал мне отрывки из последнего произведения, рассказывал о своей  жизни.  Мне показалось,  что он тяготится жизнью :за рубе­жом. В голосе, в интонациях, между строк,  проскальзывала обида.                                - В собрании одного из и итальянских музеев находится ваша картина «Из детства». Это некий собирательный образ, или полотно писалось с на­туры?                                               Родные Канны, город  детства - Канск /беседовал Дмитрий Левинский/Фото  Анвара Галиева и из семейного архива Валентина Терещенко.


 

 
< Пред.   След. >
  • Russian
  • English
AFA7ED90B3F6-2.jpg